Случай в полете

   Самолет ТУ-95 возвращался с тренировочного бомбометания. Командир корабля Владимир Марьянский получил вводную: в заданном районе встретить истребители и "отстреляться" от них. Истребители в свою очередь будут выполнять учебно-тренировочную задачу - атаку бомбардировщика.
   В указанном районе летчики увидели пару истребителей, которые шли прямо в лоб бомбардировщику. Командир решил пропустить истребители под брюхом своего самолета, а затем "расстрелять" их из заднего фотокинопулемета. Приподнял нос бомбардировщика и самолет стал набирать высоту. Истребители поняли маневр бомбардировщика и тоже пошли вверх. Видя действия истребителей, командир Ту-95 еще круче поднял нос самолета вверх. А истребители - еще больше. Но не тяжелому бомбардировщику тягаться с истребителями... От сильной перегрузки остановились все 4 двигателя. Самолет перешел в беспорядочное падение. Командир побелел, потом нашелся и крикнул: "Леша, запускай!" Бортинженер Леонид Сазонов стал запускать двигатели. Ничего не получилось.
   Неуправляемый самолет падал. Бортинженер увидел, как очумелый от страха стрелок-радист тянется к гашетке аварийного покидания самолета. Она находится на приборной панели между командиром и правым летчиком. Если ее из левого положения перевести в крайнее правое, то пиропатроны отстрелят люк внутрь самолета, потом начнет двигаться по направлению к открытому люку эскалатор. Летчики должны вывалиться в проход со своего места, вцепиться в эскалатор, после чего они будут доставлены к выходу. А там - выкарабкивайся из самолета, как можешь. Неэффективная система спасения. Тем более, что на то место, куда должна отстрелиться крышка люка, была установлена аппаратура радиопомех рядом с которой сидел оператор.
   Аппаратура помех была самой последней доработкой самолета. Если пиропатроны люка сработают, то крышка люка убьет оператора. Потом крышку заклинит и никто не спасется. Сазонов отстегнулся от парашюта, добрался до очумелого стрелка, затолкнул его под кровать и завалил мешками с песком: Ту-95 мог находиться в воздухе с дозаправкой несколько суток. В полет отправлялись два экипажа. В кабине имелись складные кровати для отдыхающего экипажа на которых в этом полете лежали мешки с песком в качестве балласта.
   Сазонов вернулся на свое место. Давление в кабине аварийно падало. Уши заложило, по переговорному устройству связь держать стало невозможно. Бортинженер продолжил попытки запустить двигатели. Но ничего не получалось. На случай полной остановки двигателей в полете не было никакой инструкции.
   Истребители видели, что огромная машина с размахом крыльев в 50 метров, кувыркаясь в воздухе, падает к земле. Они доложили о происшествии своему командованию, а те на чаганский аэродром. На земле - паника. Попытки земли связаться с бомбардировщиком не увенчались успехом. Радиосвязи с самолетом не было. А истребители, описывая круги над гибнущим Ту-95, снижались вместе с ним.
   Самолет падал 9 километров. Наконец, на высоте 3000 метров бортинженер запустил один двигатель, прогрел и разрешил командиру нагрузить его. Командир стал управлять самолетом. Бомбардировщик перестал падать и перешел в плохо управляемый полет со снижением. На высоте 1500 метров Сазонову удалось запустить второй двигатель на той же плоскости. Так, на двух моторах, самолет и приземлился на чаганском аэродроме.
   Бомбардировщик зарулил на стоянку, турбины остановились. На экипаж навалилась мощная расслабуха. Никто не мог пошевелить даже пальцем. Не было сил встать с кресел. Самолет окружили пожарные машины, скорая помощь, на "газике" примчался командир дивизии. Все стояли около самолета и ждали, когда появится экипаж. Близко к самолету никто не подходил - это опасно: может убить током. На обшивке самолета от трения металла о воздух образуется статическое электричество высокого напряжения, которое можно снять с самолета только тросиком заземления, а он должен выбрасывается экипажем.
   Наконец командир корабля сказал: "Леня, выходи..." Бортинженер ответил: "Не могу встать, Володя..." Тогда командир сказал: "Приказываю выходить!" Сазонов - человек военный, а приказ есть приказ. Он открыл люк, выбросил заземление, спустил вниз лестницу. Когда летчики ступили на бетонку аэродрома, к ним подбежал командир дивизии, обнял.
   Потом экипаж забрали медики. Вкололи успокоительного и затолкали в машину скорой помощи. Продержали в госпитале неделю, нашпиговали лекарствами, чтобы летчики не повредились в уме от пережитого ощущения близкой смерти.
   После удачного приземления была назначена комиссия, которая расследовала происшествие. Комиссия составила инструкцию по действиям экипажа при полной остановке двигателей. А потом вышел приказ о награждении бортинженера Сазонова часами - за правильные действии в экстремальной ситуации.



Прислал В.И.Добролюбский

 


Назад | Главная | Наверх